Они не верили, что могут болеть.

    Они не верили, что могут болеть.

    • Posted on: 25.02.2018
    • Under: Без рубрики
    • By:
    • With: 0 Comments

    Ленька Млечин о здравие фюреров СССР и России.
    Уже больше недели миновало с тех времен, как пресс-секретарь президента России Дима Песков уведомил, что Володенька Путин застудился, но продолжает ломить.
    Песков заметил, что недомогание Путина не отразится на его рабочем графике.
    В январе Песков говорил, что президент совсем большой , Путин нырял в прорубь перед телекамерами, а СМИ при этом обсуждали его славный плотскую конфигурацию.
    Впрочем, Песков мог бы вообще не комментировать состояние здоровья личного шефа, поскольку, как он сам подчеркивает, в российском законодательстве не предусмотрено неукоснительное обнародование данных о состоянии здоровья президента.
    Романист, историк Ленька Млечин празднует, что традиция утаивать информацию о состоянии здоровья луковицы царства в России насчитывает сто лет, она началась с прихода к власти большевичек.
    В царской России эту информацию не утаивали.
    Выпуск вашей серии Истории Леонида Млечина , отданный здравию российских и советских предводителей, вы начинаете с того, что в царской России информацию о здравие фараонов не прятали.
    Как вы подозреваете, отчего.
    Потому что это нормальная вещь, и Россия сто лет обратно, 1917 года, во многом была значительно более авангардным царством, чем щас.
    Мы даже не даем себе отчета, как многое мы затеряли.
    Это считалось природным, нормальным занятием.
    Подданные владеют право знать, что совершается с властелином.
    Я был потрясен, когда катал книжку о революции, потом, в подробности, была луковка, объединенная с Распутиным, с императрицей, с ребятней.
    И когда у нее была беременность, одна из многих, кончившаяся выкидышем, об этом лейб-медики собрали бюллетень, напечатанный в газете.
    Это было сто с бесполезным лет обратно.
    Тогда удается, что традицию хоронить информацию о здравие фюреров запряг Володька Ленин.
    Не Ленин сам, а при Ленине.
    Потому что он трудно заболел, и это, конечно, желали скрыть.
    В те времена еще печатались бюллетени о здравие Ленина, Троцкого.
    Но стали прятать, удумывать разнообразные глупости.
    Потом был нарком просвещения Семашко, человек глубоко глубокоуважаемый, он в Одессе выдавался на губернском партийном активе и хватил изрекать Да Ленин в отличной фигуре.
    Вот-вот к нам приспособится.
    Когда Наденька Константиновна Крупская пробежала это в газете, она восстала.
    Тогда и стали бюллетени суживать.
    А все началось со Сталина.
    Вот для Сталина это была загвоздка положительная его здравие это государственная тайна.
    Он алкал выглядеть великаном, великаном, чистым всецело.
    Все-таки у него был экой несколько неказистый показной лик, и многие праздновали, что одна из дланей его была несколько усохшей, на мурле отпечатки оспы.
    Чего он домогался, умалчивая информацию о собственном здравие.
    Сталина лицезрели ведь чрезвычайно немногие.
    Телевидения тогда не было, по стороне он вовек не приезжал, почти вовеки не выдавался только на съездах партии в Москве.
    Насколько людей его действительно представляли.
    Ужасно немногие.
    Он был человеком наделенным в этом резоне, он создал себе тип большого предводителя, причисленного где-нибудь-то к Творцу.
    У предводителя, у Создателя не может быть никаких болезней, и это было частью его типа.
    Кроме того, подозреваю, что подспудно ключевое это чувство ужаса.
    Поскольку все сии советские фюреры, в совместном, приходили к власти не самым демократическим путем, и трепет у них был.
    Им вечно казалось изобразишь хилость, укажешь, что ты болезнен, и вытолкнут, выгонят из Кремля, прогонят.
    И Сталин прятал до заключительного, когда заболевал.
    Временами даже у его сподвижников проявлялось что-то людское.
    Так Лаврентий Берия после битвы, проведав, что Сталин болеть, жаждал к нему приехать, ну, как по-человечески, но Сталин совсем отказал.
    Никто и вовек не замечал его недужным, больным, сохнущим.
    Отчего все сии условия, объединенные с его финальным заболеванием и кончиной, выглядят этакими страшными.
    Когда у него произошел шок, и сторожи к краю денька, узревши, что он не является, вступили и завидели его на полу, то стали, как положено по инструкции, названивать.
    Они позвонили министру Госбезопасности, какой им проронил Что вы мне звоните.
    Позвоните Маленкову.
    какой был взрослым в Президиуме ЦК.
    Маленков один не осмелился приехать, они втроем приехали и страшились вкатиться.
    Отчего они страшились вплыть.
    А ну как Сталин просто дремлет, растворит гляделки и заметит их что с ними хватит.
    Никто не мог его приметить легким и хворым.
    Нынче отдавайте преступим к Хрущеву.
    При нем в Советском Браке пришла оттепель, это как-то отразилось на информации о здравие самого Хрущева.
    Оттепель, некое отступление от сталинских правил, какое началось разом после смерти фюрера, никаких главных реформ в советском порядке не родила.
    Конечно, состояние здоровья наивысшего предводительства было секретом.
    В системе Четвертого Центрального управления при Министерстве здравоохранения, кремлевской медицины, медицины для начальства, так было введено, что никакое начальство не могло посмотреть историю хвори.
    Это я знаю вполне точно.
    Даже когда какой-то из шефов обычной лапы плел, вышестоящее начальство не владело возможности поглядеть в его историю хвори, никто ничего не знал.
    Это была такая притворенная тема.
    Но Никита Сергеевич просто сам был жутко сильным человеком.
    Он хоть и пометил весной 1964 года 70-летие, но он почти не молол, поэтому ему хоронить было нечего.
    Леня Брежнев издох в 1982 году, через несколько деньков после того, как проступил на трибуне Мавзолея 7 ноября.
    Как обстояло занятие с ним.
    Может быть, которые-то особенности применительно к Брежневу есть.
    С Брежневым как раз была тяжелая загвоздка.
    Если Никита Сергеевич был относительно цветущим человеком даже в тяжелом годе, он по-доподлинному хватил плести уже на пенсии, скончался через шесть лет после выхода на пенсию, то Леня Ильич был больным человеком, и это обнаружилось хватает прежде.
    Исходный инфаркт у него был, еще когда он действовал в Молдавии, при Сталине.
    У него была маневренная нервическая структура, как ни чудно для человека, прекратившегося фронтир и таковые трудные политические сражения.
    И у него хватает прытко начались разные трудности со здравием, что пытливо крылось, конечно, от всего универсума, от стороны и от друзей по партии.
    Шеф Четвертого Стержневого управления академик Чазов наблюдал за тем, чтобы пенисам Политбюро ничего не было известно о состоянии его здоровья.
    Когда Брежневу стало фигово, его отвезли на улицу Грановского в больницу, приехал Скальный, второй человек, луковка царства, фаллос Политбюро, желал понаведаться Леонида Ильича, но Чазов обошелся у двери и не пропустил его.
    Причем Скальный был в бешенстве, потому что ему никто не смел противоречить.
    Чазов его не запустил, чтобы он не замечал, что Леня Ильич в дурном состоянии.
    А сам Брежнев разумел, как он скорбен.
    Известно, что он принимал которые-то таблетки, стимулирующие вещества, и предназначив по целому, производил это действительно бесконтрольно.
    Все вот сии истории с медведями, какие облегали его, потворствовали его хотениям принимать сии препараты, славно общеизвестны.
    Правда, знатны в первостепенном по сериалам, какие вышли в предсмертные возрасты.
    Конечно, он не припахивал себе в этом отчета.
    Каждый из нас уверенно уверен, что он в приличном состоянии, а тонкие недомогания не владеют значения.
    И Леня Ильич совсем не исключение в этом резоне.
    Тем более что никто ему не вещал, что он выглядит халтурно и трудно хвор, не справляется уже с предводительством царством.
    Загвоздка с ним заключалась вот в чем ему казалось, что он капельку и фигово дремлет.
    Я уже, как человек в годе, соображаю, что надо с этим примириться ну, конечно, ты дрыхаешь меньше.
    А он досчитывал, что он должен дрыхать подолгу, и он спрашивал снотворное.
    Снотворное в ту пору, все-таки это десятилетия взад, владело внебрачные результаты, и он глотал снотворное, а утром не мог очнуться.
    А ему надо действовать, и ему выбрасывали которые-то взбадривающие препараты.
    И он на сих качелях колебался.
    Конечно, это ему жутко вредило.
    Доктора пробовали его ограничить в приеме снотворных препаратов, он их шантажировал, высасывал, домогался.
    Как раз Чазов, в этом резоне доктор чрезвычайно славный, смыслящий, пробовал его ограничить, замедлять.
    Но не попрешь против человека, невозможно же Брежневу запретить принимать снотворное, если он желает этого.
    Юра Андропов и Костя Черненко были у власти в Советском Браке чрезвычайно недолго и преставились.
    Видимо, они захватили близкие должности уже очень нездоровыми народами.
    С ними, видимо, совершалось то же самое они тоже не осознавали, что с ними совершается, и гадали на важнейшее.
    Если бы Андропов не был фаллосом Политбюро, давным-давненько его выслали бы на инвалидность, потому что он в искреннем резоне был чрезвычайно сильно скорбным человеком.
    Среди букетика его хворей был отказ почек, какие переставали ломить, и его систематично возили в Главный клиническую больницу на гемодиализ, это чертовски трудная и чрезвычайно квелая процедура.
    Он был человеком, какой просто не справлялся и не мог преодолеть с теми долгами, какие на него были поручены.
    Это сужало окоем, он не мог ни с кем встречаться, не мог колесить.
    Вообще был человеком, какой каждодневно глубоко мучается.
    Все часы, с утра до вечера, он серьезно сох.
    С эдаким жизнеощущением как возглавлять царством.
    Костя Устинович был менее нездоровым человеком, но тоже хватит больным.
    Его подкосила история, когда он был второстепенным человеком при Андропове.
    Он был на зюйде и скушал рыбку, и эту рыбку сообща с ним ели фаллосы фамилии.
    Помощник Черненко Прибылей мне об этом говорил.
    У Черненко организм был отпущенный, и у него несладкое воспаление началось.
    И он положительно тоже был в паршивом состоянии.
    Он из больниц почти не слезал в тот возраст, когда возглавлял царством.
    Но снова и снова-таки Черненко себе в этом отчета не отзывал, потому что по-человечески ты страшишься этого чувства.
    Кому хочется узнать, что ты калека.
    Кому хочется признавать, что ты уже близок от встречи со Всевышним.
    Конечно, человек мчит от этого, спасается.
    А никто проронить ему не решался.
    Костя Устинович был навсегда уже плевый, позвонил из больницы Андрюшеньке Андреевичу Громыко, министру чужестранных боев, и пожаловался ему Может, мне ретироваться.
    На что умный Громыко проговорил Не стоит погонять события.
    И через несколько недель Черненко помер.
    Мишенька Горбачев, к счастью, по-старому живет, и он полноте юным человеком, особливо по советским мерилам, обошелся генеральным секретарем ЦК КПСС.
    При нем что-то поменялось.
    Хотя, осуждая по целому, которых-то специальных трудностей во времена пребывания у власти со здравием он не переживал.
    К Мише Сергеевичу натура была здорово торовата, он целиком не городил в те времена, когда был шефом партии и царства.
    Ну, которые-то мельчайшие простуды, что-то экое.
    Поэтому для него этой загвоздки совсем не бытовало.
    Но началась гласность, и стало меняться, конечно, касательство к тому, что нам известно.
    Потом, в крае гробов, Главлит отменили сплоченно со целой регуляцией, а потом было записано, что запрещено говорить что-либо о состоянии здоровья шефов партии и царства, это была просто официально запрещенная информация.
    Прекратился иметься Главлит и прекратился наличествовать заказ.
    У Бориса Ельцина со здравием были сильно огромные загвоздки.
    Как он пробовал прятать их.
    Он в этом резоне был сходен на Леонида Ильича.
    Никому в башку не приходило, что экой вот материальный богатый снаружи уралец на самом занятии тоже мучается основательными болезнями.
    Конечно, он пробовал скрыть, но это тоже человечья черта.
    Плюс как раз для него это был спрос выживания точно признался, что хвор, и вылетаешь из предводительства.
    В те времена, когда это совершалось, уже были настоящие голосования, и он точно мог лишиться близкую должность.
    И это было весьма заметно в 1996 году.
    Невозможно изречь, что я крайне резко этим интересовался, но я разбирал, помню, штатовские газеты, и вдруг я видаю великую статью о том, что советский лидер нищенствует в аортокоронарном шунтировании.
    Это была еще малоизученная операция у нас в местности, а у меня был неплохой известный, как раз кардиохирург, какой незадолго перед этим говорил, что эта операция, какая у нас пока не разболтана, располагает экое колосс значение.
    И я уразумел масштаб медицинских загвоздок, хороших перед Борькой Николаевичем.
    Я помню, я разговаривал тогда с коллегами, и меня никто не соображал.
    А потом выяснилось, что у него было несколько инфарктов, и самый трудный сбил его как раз накануне второстепенного тура голосования, и он едва-едва вообще проскочил сей момент.
    О том, что теперь совершается с Володенькой Путиным, мы не знаем.
    Мы знаем только заявления его пресс-секретаря о том, что президент России застудился.
    Как, по-вашему, немаловажно знать объединению, что действительно совершается со здравием шефа царства и людей, развлекающих противоположные долговязые государственные должности.
    Здесь спрос всецело однозначный.
    Конечно, объединение должно знать.
    Россия не единая сторона, где-нибудь предводители пробовали это скрыть.
    Любезный целыми Джон Кеннеди хоронил целый букетик близких веских хвороб.
    Возлюбленный целыми Франсуа Миттеран таил с подмогой личного лекаря степень тяжести собственного заболевания, какое его потом растратило.
    Беда в том, что нездоровье предводителей просто накладывает след на их суперспособность распоряжаться царством.
    Миттеран финальные возрасты близкого президентства мозговал о смерти.
    Он даже летал к известному немецкому беллетристу, чтобы поболтать с ним о жизни и о смерти, потому что он мозговал все часы о смерти.
    Конечно, это накладывает след на то, как заправляют царством.
    Поэтому, конечно, об этом надо неплохо знать и припахивать себе и всем отчет.
    Но это фигово приживается, намеревается Ленька Млечин.
    Володенька Путин уже не в исходный раз скрывается из публичного пространства.
    В марте 2015 года он отсутствовал 10 деньков, это породило вести о его положительном заболевании, какие пришлось опровергать тогдашнему президенту Киргизии Алмазбеку Атамбаеву, какой выговорил, что встречался с Путиным и что тот не только ферментирует, но и гоняет за рулем.
    Высказывался по предлогу сих слушков и Димка Песков, прозвавший их вешним обострением.
    Атамбаев в те деньки встречался с Путиным.
    На кадрах протокольной съемки этой встречи президент России выглядел больным.